Хорошие финские ножи

Пуукко на взгляд нашего современника, избалованного умопомрачительными дизайнами и высокотехнологичными материалами, прост и не­казист. Рукоять из древесины, иногда наборная с элементами из рога и кожи, металлическая оковка и недлинный клинок. Исторически финны ставили на свои ножи небольшой, но очень сподручный, хорошо управляемый клинок. Длина его была небольшая — чуть короче или немного длиннее рукояти. Ну а рукоять каждый финн выбирал под свою длань: в прежние времена, когда пуукко был повседневным инструментом хуторянина, охотника или рыбака, деревенские кузни только клинки и делали. Покупал горячий финский парень себе клинок и к нему сам мастерил рукоять — чтобы была по руке — купить в интернет магазине финский нож.

Приемы монтажа в прежние времена были немудрящи — клинок оборачивался мокрой тряпицей, а хвостовик разогревался на огне — им и прожигали черен на требуемую глубину. А чтобы клинок сидел в черене надежнее, забивали последние миллиметры вовнутрь, предварительно обмазав хвостовик смолой — чтобы вода в черен не попадала. Или загибал вышедший с противоположной от клинка части черена хвостовик, чтобы тот держался крепче. Заплел все это хозяйство в берестяные или лыковые ножны, подвязал полоской того же лыка на пояс — вот тебе и инструмент почти на любой случай крестьянской жизни. Сам себе ножедел, короче. Сам клинок был сравнительно простой формы — с прямым обушком и плавно сужающимся к острию клинком. Либо острие вздергивалось вверх, — это для охотников, трофей свежевать. Или клинок и режущая кромка шли параллельно, почти до острия, где обушок слегка спускался в сторону режущей кромки. Получался такой особый «носок» — если посмотреть на него внимательно, то видно, что острие выглядит как пирамидка. Мощный профиль — можно и лед колоть, и отверстие в бревне продолбить, да и обидчика если ткнуть — тому мало не покажется. Хотя ножик сугубо мирный — ведь puu по-фински это дерево. И основная его задача — работа с деревом, резьба, мелкий ремонт крестьянского инвентаря или небогатой сельской мебели. Обушок прямой, чтобы можно было для силового реза при работе и пальцем надавить, или поближе к острию за клинок пере­хватиться — для тонких и деликатных работ. В былые годы, говорят, фин­ский ребенок получал свой первый пуукко уже с младых ногтей и когда отправлялся в сельскую школу то, подчас, владел им столь виртуозно, что мудрые педагоги на уроках труда отбирали у учеников их ножики: пусть приучаются работать различным инструментом.

Носить нож с собой не возбранялось даже на публике, особенно в 1920—30-е годы, когда всплеск национального самосознания финнов при­вел к тому, что пуукко стали носить даже горожане — члены разнообраз­ных союзов, партий и объединений. Конечно, те ножи уже изрядно отли­чались от простых пуукко сельских жителей: украшенный насечкой при­бор из цветных металлов, на головке рукояти — миниатюрная скульптура, красочные ножны с металлическим устьем и наконечником. Мало похо­же на инструмент — скорее деталь парадного костюма. Но все равно пуукко! А ведь еще есть специальные пуукко для охоты, рыбалки, активного отдыха, сувенирные, подарочные… Так что же, любой нож в Финляндии это пуукко? А вот и нет, поварские, складные, столовые и т. п. — это уже никакой не пуукко. Это вейтси». Пуукко — это стиль, традиция, национальный характер, если хотите.
Впрочем, от прежнего финского характера, похоже, ныне немногое осталось. В 1977 году законодательство существенно ужесточилось и ношение пукко в городской черте было запрещено. По деревням и хуторам, правда, еще ходят с ножиком на поясе, но молодёжь к национальному достоянию помаленьку охладевает. Да и хороший пукко в Финляндии так просто не купить – заводы всё больше сувенирку для туристов вперемешку с дешевым ширпотребом гонят. А чтоб раздобыть правильный пукко ныне надо ехать на выставку в Каухаву или Фискарз.

Поскольку финны ныне сосредоточились на производстве мобильных телефонов Нокиа, сыра Олтерманни и живописных произведениях, коими увешаны все гостиницы, магазины и сувенирные ларьки, настало время позаботиться о пукко. Чай не чужой он нам. Сроднились с ним, пусть и зовут его у нас на женский манер – финка.