Алексей Мельницкий
Авторские ножи ручной работы

С 3 по 6 ноября 2022
Место проведения: MAIN STAGE
Москва, ул.Шарикоподшипниковская д.13 стр. 33

45-я международная выставка «Клинок — традиции и современность» пройдет в Москве с 3 по 6 ноября 2022 года на территории концертно-выставочного пространства Main Stage. Ближайшие станции метро «Дубровка» и «Волгоградский проспект», а также станции МЦК «Дубровка» и «Угрешская».

Ножи Алексея Мельницкого можно будет посмотреть и приобрести на стенде 32.1

Творчество Уильяма Уэйлса Скагеля оказывало мощное влияние на создание ножей более чем 100 лет. До сих пор модели «handmade Scagel» служат прототипами многих современных охотничьих ножей. Его по праву можно считать отцом современного кастомного ножевого искусства.

Родившись под Альпеной, Мичиган и выросший в Канаде, Билл начал делать ножи в 1910, работая на лесозаготовках на просторах от Мичигана до Канады. В 1920, после того, как его мастерская в Маскигоне, Мичиган сгорела дотла, он обосновался в соседнем Фрутпорте и построил новую мастерскую на участке земли, который он назвал “Dogwood Nub”. Именно здесь началась его долгая и легендарная карьера ножедела.

С 1920 до 1929 Скагель продавал свои ножи через компанию «Abercrombie & Fitch» в Нью-Йорке и их филиалы, такие как «Von Lengerke & Antoine». Билл делал охотничьи ножи, мачете и топоры для экспедиций Smithsonian Institution. Скэгель создавал множество различных моделей которые включали в себя боуи, боевые и карманные ножи. Одной из его фирменных «фишек» стало изготовление рукоятей наполовину из рога, наполовину из наборной кожи.

У Скагеля несколько приятелей работали на «Brunswick PoolTABLE  and Bowling Ball Company», и снабжали его «отходами производства» — обрезками кости, палисандра, бакелита, вулканической фибры и пр. Все это Билл также использовал для изготовления рукоятей.

Бо Рэндалл отмечал, что стиль Уильяма Скагеля в свое время повлиял на начало его собственной карьеры ножедела. Как-то в 1937 Рэндалл стал свидетелем использования ножа Скагеля для соскабливания краски с корпуса лодки без какого-либо ущерба для клинка. Бо купил этот нож и на долгие годы Уильям Скагель стал для него наставником, серьезно повлияв на дизайн моделей созданных Рэндаллом в дальнейшем.

Все ножи сделаны Скагелем вручную, без использования современных инструментов. Единственным источником энергии для мастерской служил бензиновый двигатель от Кадиллака. Соответственно за 50 лет мастер произвел довольно малое количество ножей. Он был известен своим негативным отношением к «массовому производству». Билл даже ружье для охоты сделал себе сам.

Скагель никогда не обращался к врачам. Однажды он сам себе вправил и вылечил сломанное запястье. Билл сам себе удалял зубы и изготовлял зубные протезы. Во время эпидемии полиомиелита в 1939, он добровольно делал в мастерской скобы для ног больных детей.

Скагель был два раза женат. Но оба раза неудачно, что и не удивительно, принимая во внимание его уединенный и крайне спартанский образ жизни. В 1902 году его первая жена Розетта сбежала с женатым любовником. Второй брак тоже не сложился. В 1917 году вторая жена Элис на суде потребовала развода, называя мужа «угрюмым и нелюдимым». Также она жаловалась, что Билл отпугивает посетителей мрачной фигурой на пару со своим любимым волком. На это Скагель резонно отвечал, что Элис сама была “чрезвычайно подозрительна и ревнива”, да и что волк был “ручным и безопасным”.

Одной темной зимней ночью человек, являвшийся чиновником демократической партии, помог Биллу добраться до дома. За это мастер сделал для спасителя складной нож с рогом на одной стороне рукоятки и с розовым перламутром на другой. Как потом прокомментировал Скагель, это олицетворяло его убежденность в «двуличности демократов». Кстати, этот нож сейчас стоит порядка 5000 долларов.

Стоимость оригинальных ножей Билла Скагеля, являющимися исключительными раритетами, сейчас достигает десятков тысяч долларов. Для простых пользователей эти цены конечно недоступны. Но лет десять назад под брэндом «handmade Scagel» ножевая фирма в Мичигане начала производство ножей по мотивам классики мастера Скагеля с умеренными ценами и заявленным высоким качеством и харизмой.

Многие маститые ножеделы выпускали свои модели в стиле мастера Скагеля.

ГДЕ ЖИВУТ ЛОПАРИ И СКОЛЬКО ИХ НА СВЕТЕ

За полярным кругом*) вблизи Северного Ледовитого океана, среди гор, лесов и тундр живет древний народ лопари. Лопарями, или лапами, их называют европейцы; сами же себя они называют самь или сааме. Лопарей во всем мире насчитывается около тридцати четырех тысяч человек, из которых большая часть живет в Норвегии – двадцать две тысячи; восемь с половиной тысяч живет в Швеции; две тысячи в Финляндии и в СССР – тысяча семьсот пятьдесят человек.

В этой книжке говорится только о тех лопарях, которые живут у нас в СССР *.

ПРИРОДА, СРЕДИ КОТОРОЙ ЖИВУТ ЛОПАРИ

Все наши лопари живут в мурманском округе – на Кольском полуострове и к западу от него до границ с Финляндии.

Природа, окружающая лопаря, дика и сурова. Но, несмотря на дикость и суровость, эта природа с давних пор дает лопарям возможность жить здесь – работать, находить пропитание, воспитывать молодые поколения, и вместе с другими народами участвовать в борьбе за лучшую жизнь.

Кольский полуостров с севера омывают воды Северного Ледовитого океана, или, как теперь его называют, – Баренцева моря; с востока и юга границы полуострова составляют воды Белого моря. На самом полуострове есть много озер, рек и ручьев.

В восточной части полуострова, километров на сто пятьдесят к западу от горла Белого моря, простирается ровная тундра с низкорослой полярной растительностью. Маленькие, с кругловатыми листиками, кустики полярной березы, такие же низкорослые полярные ивы – ростом не выше колен лопаря, вереск, можжевельник, багульник, черника, черная северная ягода – вороника, белый олений мох – “ягель”, который зимой составляет главную пищу оленя, – вот растительность восточной лапландской тундры. Только по берегам большой реки Поной, которая здесь протекает, да по маленьким речкам, впадающим в нее, растут настоящие деревья: ель, сосна, береза – метров трех-четырех высотой.

Дальше к западу растительность становится крупней, возвышаются небольшие каменные холмы, покрытые мелкими деревьями. Еще дальше на запад – и лес и холмы становятся выше, появляются большие озера. Недалеко от села Ловозера находятся высокие горы – Ловозерские Тундры, а еще немножко дальше к западу – знаменитые Хибинские горы, по-лопарски называемые Умптэк. Знаменитыми эти горы стали потому, что недавно в них открыли богатые залежи апатита – такого минерала, который, после небольшой обработки, дает ценное удобрение для крестьянских полей.

Чем дальше к западу, тем больше озера, выше горы, а леса – гуще, крупней и ценней. Вся западная часть Мурманского округа представляет страну гор, озер и лесов.

 

КТО ТАКИЕ ЛОПАРИ?

Лопари по внешнему виду отличаются от своих соседей-европейцев. Они – самый низкорослый народ в Европе. Редкие из них имеют рост выше 160 сантиметров. По цвету волос и кожи, по форме и цвету глаз, лопарей не отличить от русских. Язык, на котором говорят лопари, похож на язык финнов, карелов, эстонцев, мордвы, но лопари не сговорятся с ними на своем языке; языки только похожи друг на друга, но не одинаковы.

…Ученые, изучающие лопарей в последнее время, предполагают, что на севере лопари живут очень давно, что поселились они здесь раньше всех, еще в те времена, когда люди не знали ни железа, ни других металлов, а делали себе орудия из камня и кости. Занимались лопари тогда лесной охотой и рыболовством. Наши лопари первый раз упоминаются в одной книге тысячу лет назад. Их видел один норвежский путешественник, плавающий в те времена на своем небольшом ко[13]раблике из Норвегии в Белое море. Он говорил, что лопари жили в глубине лесов, занимались охотой на диких зверей и птиц и ловом рыбы, а к берегам из леса выходили для того, чтобы менять свою добычу на нужные им предметы, привозимые другими людьми. Русские с лопарями встретились лет семьсот – восемьсот назад. Около пятисот лет назад появились первые русские селения среди лопарей. Русские здесь занимались охотой на ценного пушного зверя, ловом птиц, рыбной ловлей, боем морских зверей – тюленей, нерп и других. Главное же занятие первоначально у русских было – это выменивать у лопарей разные товары – и меха, и рыбу, и соколов, и жемчуг, и сало морского зверя – на привозимые с собой товары: муку, соль, мед, разные украшения, железные изделия и другие.

 

РЫБОЛОВСТВО

а) КАКУЮ РЫБУ ЛОВЯТ ЛОПАРИ

 

Рыболовство у лопарей – тоже древнее занятие, еще древней оленеводства. Почти все лопари занимаются им. На озерах ловят сига, щуку, окуня, хариуса, налима и красную рыбу – кумжу, гольца и палию. Больше всего ловится сига. Озерная рыба идет большей частью для своего питания; продают на сторону только там, где есть покупатели: около железной дороги или в городе.

Вблизи устьев “морских” рек ловят семгу. Ловом семги занимаются лопари на Кольском заливе и на реках Иоканге, Вороньей и Западной Лице, впадающих в океан, и на Туломе и Коле, впадающих в Кольский залив. Семги лопари мало едят сами, девять десятых улова продают кооперации.

Семга – очень вкусная и ценная рыба. В особенности она вкусна дней через 4 – 5 после посола.

На море ловят треску. Раньше больше лопарей занимались ловом трески, теперь же им занимаются только Мотовской погост, да отчасти Иокангский.

б) КАК ЛОВЯТ РЫБУ НА ОЗЕРАХ И РЕКАХ

На озерах ловят рыбу неводами, сетями, на продольники – такую же снасть, как перемет, на дорожку и даже удочками – на мушку. Сети имеют в длину от 10 до 25 “маховых саженей”, т. е. от 18 до 45 метров, м в глубину метра два-три. Сети ставятся в озере, закрепляются на дне привязанными к сетям камнями, заменяющими якоря, а на поверхности воды имеют поплавки. Рыба, плывя в воде, натыкается на сеть и застревает в ячеях. Иногда ловят сетями не ставя их в воду на время, а “поплавком”, то есть выбрасывают с лодки в воду сеть и через несколько минут на ходу вытягивают ее. Так ловят на очень быстрой воде, под порогами, на глубоких местах. Неводом ловят также, как и в русских округах. Выметывают его в озеро с лодки и подтягивают к берегу за “клячи”: так называются длинные веревки, привязанные к крыльям (“стенкам”) невода. Рыба попадает в “матицу” – в мешок невода с мелкими ячеями.

На дорожку, иначе называемую блесной, ловят с лодки на ходу. Дорожка – это тоже длинная бечевка, но с металлической рыбкой на конце. Во время хода лодки “рыбка” плывет поблескивая и покручиваясь. Настоящая рыба принимает металлическую рыбку за живую, набрасывается на нее и попадает на крючок, приделанный к рыбке.

На удочку ловят редко и только хариуса, на быстрой воде около порогов. На крючок наживляется “мушка”, сделанная из птичьего перышка. Приходится поминутно закидывать удочку на воду. Мушка плывет по воде. Хариус, принимая ее за стрекозу или какую-нибудь муху, хватает ее и попадается. При хорошем клеве в час можно наловить килограмм десять-пятнадцать.

в) КАК ЛОВЯТ СЕМГУ

Семга ловится по-всякому. И сетями, и неводами, и “поездами” – небольшими неводками во время хода лодки, и “заборами”. Сети и невода, которыми лопари ловят семгу, мало отличаются от озерных. Ловит “поездом” теперь запрещено. Очень интересное сооружение для лова семги – это “забор”.

Забором раньше ловили на многих реках. Теперь он остался только на реке Туломе около большого водопада – Туломского падуна. Река Тулома, вытекающая из Нотозера, в шести верстах от истока падает с огромного каменного порога в 14 метров высотой. У водопада есть небольшой каменный островок, разделяющий реку на два неравных русла. Одно русло – узкое и спокойное, здесь вода не несется так бешено, как в главном русле. Вот тут-то и устроен “забор”. Забор представляет большое сооружение из бревен и камней, вроде моста, по которому можно ходить. Он устроен так, чтобы рыба совсем не могла пройти, за исключением одного узкого места, в котором поставлена особая ловушка, называемая “нерша”.

Семга поднимается по реке Туломе с моря, идет она для икрометания вверх реки и дальше, через озеро, в другие реки. Подходя к водопаду, она встречает преграду, которую ей не одолеть несмотря на то, что она рыба сильная и некоторые небольшие водопады прямо “перепрыгивает”. Встретив преграду, семга ищет прохода и направляется в малое русло, где встречает забор и попадает в ловушку.

Около забора дежурят лопари, занимающиеся ловом. В определенное время суток осматривают нершу, поднимая ее над водой. В нершу опускается человек и достает рыбу, глушит ее по голове чем-нибудь тяжелым, как здесь говорится: “укрощает” рыбу. Веселое для рыбака зрелище представляет нерша, когда в нее попадает много рыбы: рыба прыгает, плещется, чешуя отливает серебром. Рыбы крупные – килограммов на 8, на 10 и больше.

 

ОХОТА

а) ОХОТА В ЛЕСУ И ТУНДРЕ

Когда в лесах и тундрах Лапландии было много диких оленей, тогда охота для лопарей была первым делом. Дикий олень, по-лопарски называемый “контэ”, а по-русски – “дикарь” – много давал лопарю: у “дикаря” и мяса много и шкура хорошая и рога красивые. Теперь не то: дикий олень почти истреблен охотниками, осталось его мало и охота на него запрещена. Охота теперь лопарям дает немного, только некоторые из них могут жить от охоты, у большей же части она лишь подсобное занятие.

Охотятся лопари теперь за красной лисицей, за песцами – это главные звери лопарской земли; ловят куниц, выдр и горностаев, бьют зайцев и белок. Лисицу, песца и куницу ловят капканами, которые искусно прячут в снегу и около кладут приманку – мясо или оленье сало. Зверь приходит на приманку, возится около и попадает в капкан. Куницу ловят еще сетями, которые расставляют около деревьев, где она проходит. Белку и зайца бьют из ружья, некоторые так добывают и лисиц. Дикую птицу: глухаря, тетерева, гуся – тоже стреляют, куропатку ловят силками.

В старину на дикого оленя охотились всем погостом. Эта охота была общественным делом. На охоту шли все мужчины. Каждая семья выставляла охотника. Там, где не было взрослого мужчины, на охоту шел мальчик. Но мальчики не ходили на оленя, они где-нибудь в ближайшей охотничьей избушке приготовляли охотникам обед, запасали дрова и воду, а попутно присматривались, как охотятся взрослые. Из мальчиков выбирался старший, который командовал ими и которого другие мальчики должны были слушаться.

Охотились на дикарей осенью, когда самцы начинают реветь и собирают вокруг себя самок. Охотники очень близко подходили к оленям, которые в это время прыгали и резвились, ничего не замечая. Они подъезжали на домашнем олене, останавливали его где-нибудь недалеко от дикарей, прятались за голову своего оленя и оттуда стреляли в ничего не замечающего дикаря.

Охотились в старину на дикарей и так: вырывали на тех тропинках, где часто ходят дикари, глубокие ямы, покрывали их ветвями, чтоб ям не было заметно. Олени попадали в эти ямы. Лет пятьдесят исчезла такая охота. Были и еще способы, какими охотились на дикарей, но об этом долго рассказывать. Ловили например это большое животное в силки. Перегораживали жердями место между двумя горками, где были оленьи тропинки, но не сплошь загораживали, а оставляли узкие проходы, в которых ставили петли из ремней или веревок. Олени и запутывались в таких петлях. Такие заборы по-лопарски назывались “аггесь”.

Это все охота на земле. Охотятся лопари и на море – на тюленя.

б) БОЙ ТЮЛЕНЕЙ НА ЛЬДУ

В марте лопари Иокангского, Лумбовского и Сосновского погостов уходят на восток, к горлу Белого моря, куда к этому времени уже приплывают стада тюленей. Здесь тюлени родят детенышей. Детеныши здесь же откармливаются. В конце апреля тюлени уходят. Стада тюленей бывают огромные. В это время тюлени лежат на льду, на ледяных глыбах, которые здесь называются “тороса”. Охота на тюленя называется – “торосовый промысел”.

Состоит охота в следующем. Когда к берегу ветрами прижимаются льды, а вместе со льдами приносятся и тюлени, – в это время выходят зверобои, нападают на тюленей и бьют их баграми, палками по носу и стреляют из ружей. Бьют и взрослых и самых маленьких – новорожденных “бельков”.

Бельки кричат как маленькие дети – “плачут”, – говорят зверобои. Человек не щадит никого. С убитых тут же снимают шкуры вместе с салом, а туши бросают здесь же на льду. Добыв несколько зверей, зверобои привязывают шкуры с салом к лямкам и волочат их за собой к берегу в свою промысловую избушку.

Бой тюленей – очень тяжелое занятие: зверобои всегда работают на морозе, на ветру, в воде. Люди часто наживают ревматизм. Иногда бывает, что льдина отрывается вместе со зверобоем и ветром уносится в море, где людей ждет смерть, если их никто не спасет.

* Материалы с сайта «Кольские карты» по книге
В. Алымова «Лопари» 1930 г.

Алымов Василий Кондратьевич, родился в крестьянской семье 4 апреля 1883 г. в деревне Ручьи, Тосненского уезда Санкт-Перебургской губернии. Этнограф, фольклорист и краевед. Один из организаторов и зам. председателя Общества изучения Мурманского края. С 1922 проживал в Мурманске постоянно, работал следователем, заведующим губстатбюро, главой губернской плановой комиссии. Глава мурманского филиала Комитета содействия народностям северных окраин. В 1937 г. — директор Мурманского областного краеведческого музея. В 1938 году арестован по делу о так называемом «саамском заговоре» и расстрелян 22 октября 1938 г.

Рассказывая об охоте в царские времена, хочу остановиться на особенностях, связанных со сроками, способами и этикой охоты наших предков.

«Правила об охоте» 1895 года предусматривают производство охоты по именным охотничьим свидетельствам, однако не распространяются на ряд губерний, где в то время разрешалась свободная охота. К числу этих губерний относились Архангельская, Вологодская, Олонецкая (нынешняя Карелия), Пермская, Вятская и Костромская, а также отдельные уезды Казанской, Нижегородской, Новгородской и Псковской губерний. Ограничения там вводились только на продажу дичи с 10 марта по 1 июля.

Сроки охоты

Только в советские времена в правилах стали указываться сроки охоты. Раньше для каждого вида дичи указывался период, когда охота запрещалась. Сроки охоты были продолжительны. Все даты указаны здесь по старому стилю Итак, п. 169 Правил гласил:
«Производство охоты Воспрещается:«
а) На зубров и на самок лосей, оленей и диких коз, а также на телят этих пород в течение всего года. (Примечание: весь годичный приплод причисляется к телятам до 31 декабря того же года);
б) на самцов лосей — с 1 января по 15 августа;
в) на самцов оленей — с 1 марта по 15 июля;
г) на самцов диких коз — с 1 ноября по 1 июня;
д) на сайгаков, джейранов, черных козлов, туров и других горных козлов — с 1 марта по 15 июля;
е) на самцов глухарей и тетеревей — с 15 мая по 15 июля;
ж) на вальдшнепов — с 1 июня по 15 июля;
з) на селезней, гусей и лебедей — с 1 мая по 29 июня;
и) на самок уток всех пород, на бекасов, дупелей, гаршнепов и куликов всех пород, чибисов, коростелей и на прочую водяную и болотную дичь — с 1 марта по 29 июня;
к) на серую и красную куропатку-горную курочку — с 1 декабря по 15 августа;
л) на турачей — с 1 декабря по 1 октября сл. года;
м) на фазанов и зайцев — с 1 февраля по 1 сентября;
н) на самок глухарей и тетеревей, на рябчиков, белых куропаток, дроф, стрепетов и перепелов — с 1 марта по 15 июля (охота с сетью на самцов перепелов не воспрещается с 1 мая по 15 июля);
о) на всех других зверей и птиц, кроме хищных, — с 1 марта по 29 июня».
Охота с собаками с 1 марта по 29 июня не разрешалась, за исключением «обучения без ружей легавых и гончих» (натаскивание и наганивание)».
Приводя сроки к их к современным датам, отметим, что весенняя охота на перелетных птиц в царские времена разрешалась в России с прилета, причем на селезней с подсадной, на лебедей и гусей — до 14 мая, на вальдшнепов на тяге — до 14 июня, на тетеревиных и глухариных токах — с началом токования до 28 мая.
Открытие летне-осенней охоты на уток и болотную дичь приходилось на Петров день — 12 июля. По перепелам, выводкам тетеревов, глухарей и белых куропаток можно было охотиться с 28 июля, а вот на серых куропаток охота была ограничена сроком с 28 августа по 14 декабря.
Исключение по срокам предоставлялось владельцам парков и зверинцев, огороженных от соседних угодий. Там охота разрешалась в течение всего года.
В России широко была распространена торговля дичью. Запрещалось продавать и покупать дичь через 10 дней после окончания сезона охоты. В городах торговля дичью, убитой зимой (до 1 марта), дозволялась в любое время с соблюдением специальных правил торговли дичью.

Способы охоты

Правила запрещали в течение всего года ловить любыми способами (петлями, силками, тенетами, шатрами, капканами) глухарей, тетеревов, рябчиков, куропаток, турачей, фазанов и диких коз, а также разорять гнезда или вынимать из них яйца и птенцов всех пород птиц, кроме хищных. Хищных зверей и птиц, их детенышей и птенцов разрешалось истреблять в течение всего года, кроме применения «отравы» (ядов), для использования которой требовалось специальное разрешение от начальников губерний.
Хищными зверями признавались «медведь, волк, лисица, шакал, барсук, песец, хорь, ласка, выдра, норка, горностай, куница, росомаха, рысь и белка». К хищным птицам причислялись «орел, беркут, сокол, кречет, все ястребы, сорока, ворон, ворона, галка, сойка, ореховка (кедровка), сорокопут, филин, совы и воробьи». Как видно из этого списка, в нем оказались многие пушные звери и полезные птицы, впоследствии попавшие в Красные Книги России, а также некоторые совершенно безобидные животные. Но раньше считалось иначе, особенно в связи с большим значением сельского хозяйства и подворий.
В Таврической губернии в соответствии с Правилами «на зайцев, сильно вредящих лесной поросли, а также садам и огородам, дозволяется охота во всякое время года и всеми возможными способами, подобно тому как это определено для хищных животных».
Общества охотников имели свои «Правила внутреннего распорядка», в которых также говорилось о способах охоты.
Например, в Московском обществе охоты весенняя охота разрешалась «на вальдшнепов на тяге, тетеревей и глухарей на току и на селезней на круговую утку». Запрещалось «стрелять птиц на свисток и манку, кроме рябчиков». Матерых тетерок и глухарок запрещалось стрелять до 1 сентября. Охота с гончими подразделялась на «стоячую» и «ходовую», о том, какой будет охота, решалось перед ее началом присутствующими охотниками по большинству голосов.
На «стоячей» охоте охотники стояли на номерах, как на облавной охоте. На ходовой — перемещались и подстраивались под гон. На ходовой охоте разрешалось стрелять по всем зверям и птицам, разрешенным в это время к отстрелу. На «стоячей» охотники договаривались о том, по кому будут стрелять. Запрещалась стрельба с лошади. Отдельные главы были посвящены правилам облавных охот и по перу.

Этика охоты

В Правилах охоты Московского общества охоты указывалось, что «все птицы…считаются принадлежащими тому охотнику, который их отыскал, или чья собака их подняла, и он первый имеет право стрелять. Эти же птицы после выстрела охотника, их поднявшего, могут быть стреляемы всеми прочими охотниками, в то время когда мимо них летят, и убитые из них принадлежат тому, кто их застрелил.
Птицы, переместившиеся в виду охотника, их нашедшего и поднявшего, принадлежат ему, и он, как первый открывший их, имеет право к ним прежде других охотников подходить и стрелять, а прочие охотники должны в это время отстраняться и удерживать своих собак… Если кто-либо из охотников застрелит птицу, переместившуюся в виду охотника, нашедшего ее, он обязан эту птицу возвратить нашедшему».
При охоте по выводкам тетеревов и куропаток, в соответствии с Правилами, весь выводок принадлежит тому охотнику, чья собака его отыскала. Остальные охотники имеют право охотиться на разлетевшихся из этого выводка птиц только с разрешения этого охотника.
«Охотиться с молодыми собаками без своры и с собаками, которые гоняют там, где ходят другие охотники, воспрещается.
С таковыми собаками охотники должны выбирать места, где они не мешали бы охотиться прочим. То же правило соблюдается охотниками относительно собак в пустовке», причем за такое нарушение на охотника накладывался штраф в размере 5 рублей.
Относительно использования во время охоты охотничьих ножей отдельных правил написано не было.

Подготовила Иветта Шаньгина